Искать жилье в Бельгии лучше будучи «Куном» или «Аннели»

Люди с иностранными именами чаще всего сталкиваются с проблемами при поиске жилья, говорит исследователь Питер-Поль Вархаге из Брюссельского свободного университета (VUB).

По мнению социолога, 40 процентов иностранцев сталкиваются с дискриминацией на рынке недвижимости. Платформа Практического тестирования считает, что Антверпен должен дать объективное определение дискриминации, подобно той, что уже существует в Генте.

Существует серьезная проблема с дискриминацией на рынке недвижимости в Антверпене. Это заключение было сделано социологом Питером-Полем Вархаге после своего исследования.

Анализ был составлен на основе данных, полученных после того, как социолог отреагировал на 943 объявления аренды недвижимости в Антверпене. Одному и тому же арендодателю или риелтору было отправлено два сообщения. До обеда: сообщение на безупречном нидерландском, подписанное «магрибским» именем, как Мурад. Во второй половине: аналогичное сообщение в завершение которого стояло фламандско звучащее  имя, как Кун. Ни при каких обстоятельствах не было контактов по телефону.

Результаты показывают, что в не менее 40 процентах случаев человек с фламандским именем приглашался для осмотра дома, в то время, как «магрибский» претендент игнорировался. «Они либо не получали никакой реакции, либо получали ответ, что жилье уже сдано. Иногда арендодатель задавал вопросы, которые не задавал человеку с фламандским именем», – говорит Вархаге.

Существует важная разница между риелторами и частными лицами: 30% риэлторов дискриминировали половину всех частных лиц.

Палка за дверью


С полученными выводами Платформа практических тестов, частью которых является Фламандская платформа арендаторов, призывает Антверпен дать объективное определение дискриминации. Город мог бы сам инициализировать подобные проверки, говорит Вархаге.

«Гент показывает, что практические тесты работают. Там дискриминация риелторов упала с 26 до 14 процентов», — говорит Сара Шеперс из платформы. «С одной стороны, в них есть сдерживающий эффект, а с другой – палка за дверью».

«Практические тесты могут объективно обозначить проблему», — считает Вархаге. «Жертва никогда не знает наверняка, была ли в отношении него совершена дискриминация или нет. Потому, что только единицы арендодателей заявляют открытым текстом, что не хотят сдавать жилье иностранцам». Исследователь призывает проводить тренинги риелторов в дополнение к практическим тестам. «Клиенты часто обращаются к ним с просьбой не сдавать жилье людям, иностранного происхождения. Но благодаря специальным курсам, риелторы смогли бы развеивать стереотипы и убеждать арендодателей не дискриминировать иностранцев».

Тайные звонки

Министр труда Крис Петерс (CD & V) сделал практические испытания на рынке труда — так называемые тайные звонки. Что касается рынка жилья, местные власти могут сами решать, проводить подобные тесты или нет. OCMW-председатель Антверпена Фонс Дюшато (N-VA) не впечатлен этим анализом. Он сразу же увидел в этом провокацию и обвинил исследователя в «тесных связях с партией PVDA».  «В Генте преследование необоснованно», – считает он. «Практические тесты не являются гарантией того, что иностранцев будут меньше дискриминировать».

По данным Профессионального института агентств по недвижимости, сектор уже уделяет особое внимание повышению уровня информированности, а существующие механизмы против дискриминации являются достаточными.

Гульсун Акман (26) искала простую однокомнатную квартиру в Антверпене. Напрасно. В течение шести месяцев она отправляла заявки через сайты недвижимости. «Каждый раз я слышала одно и тоже. Жилье уже сдано или у нас уже достаточно кандидатов», — говорит она. Через некоторое время девушка начала что-то подозревать.

Причина не могла быть связана с ее доходом. Гульсун работала в ночную смену и зарабатывала 1900 евро в месяц. После очередного отказа, девушка попросила свою фламандскую подругу перезвонить на тот же номер. «В тот же день нам разрешили посетить дом», – говорит она. «Они просто каждый раз спотыкаются об мое имя». Чаще всего Гульсун получала вежливые отказы, но бывали и возмутительные случаи. «Когда арендодатель услышал мое имя, он поинтересовался, ношу ли я платок. Я была в шоке».

В конце концов она нашла место. Не в Антверпене, а в 20 километрах от Массенховена.

1 комментарий

  1. НеКун:

    Так было всегда, это Бельгия детка.
    Никто и ничто не может заставить частника домовладельца изменить своим приоритетам при поиске кандидата на жилье.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Работая с этим сайтом, вы даете свое согласие на использование файлов cookie сервисом Google. Узнать больше.