in

Швейцарские истории: ребенок в инвалидной коляске

rolstoe

В местной школе есть девочка, которая передвигается на инвалидной коляске. Вдобавок она очень маленького роста. Эти два пункта вообще не мешают ни ей быть улыбчивой и весёлой, ни окружающим воспринимать ее именно такой.

В школу ее провожает папа. Ну как провожает. Просто идёт чуть сзади, пока она лихо выруливает по тротуарам, догоняя одноклассников.

Однажды встречаю их, когда они переходят дорогу. Я уже сгрузила детей, так что просто спокойно рулю домой, наблюдая за утренней школьной жизнью. На переходе, конечно, останавливаюсь, пропуская их. А вечером здесь был карнавал, и ещё не разобрали завалы конфетти и серпантина. Все это прибито к тротуарам, и в какой-то момент, похоже, колеса у коляски запутываются во всем этом. Вдобавок перед тротуаром небольшая, но горочка. Дотянуться и убрать с колёс кудрявый серпантин девочка не может, так что начинает просто буксовать, пытаясь выпутаться.

Папа в это время стоит сзади, увлечённо разговаривая с кем-то по телефону. Девочка краснеет, делает мелкие пробуксовки, колеса ещё больше запутываются.

Сзади меня собираются машины. Я совсем не тороплюсь, но мне ужасно жалко девочку и злит папа с его телефоном, так что я решительно открываю дверь, чтобы выйти и все порешать. В это время папа, который якобы очень занят, делает мне страшные глаза и раскрытую в знаке — нельзя! — ладонь. Я удивляюсь, но залезаю обратно, ибо ладонь внушительная. Не хотелось бы проверять ее силу.

Проходит не меньше 10 минут, прежде чем девочка справляется и забирается все-таки на тротуар. Когда она победно оглядывается на отца, я понимаю, почему он не двигался. Она смотрит на него взглядом человека, покорившего Эверест, взлетевшего под облака, справившегося САМОСТОЯТЕЛЬНО. В этот момент она точно знает, что ей по плечу любые задачи. Любые цели. Любая вершина.

Я вспоминаю этот взгляд сегодня, когда Полина застревает со своими шнурками. Мы торопимся на завтрак, нас ждут друзья, мы все проспали, и я готова броситься на колени, чтобы завязать скорее эти шнурки и пойти. Но вспоминаю и жду. Она ещё ни разу не завязала их сама. Старшие девочки переминаются, мычат — ну мама, помоги ей, она же будет плакать. Я молчу и держу всех буквально руками. Через 5 ужасно долгих минут она справляется, кричит — да! — и смотрит на нас тем самым взглядом. Сама! Впервые! Ее собственный Эверест.

И это все, что я в принципе хочу от материнства. Научить самостоятельности. В выборе. Решениях. Действиях. Научить и отойти. Быть сзади.

Ирина Плыткевич

What do you think?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Грузинская семья должна покинуть Бельгию после пяти лет проживания

MR хочет обязать безработных учиться на востребованные профессии