“Раньше в Бельгии двери не закрывали, потому что никто ни у кого ничего не воровал…”

За сутки в бельгийском Лимбурге совершается десять краж со взломом в частных домах и квартирах

Мой знакомый живёт в Бельгии, во фламандской её части, где раньше двери не закрывали, потому что никто ни у кого ничего не воровал. Ещё двадцать лет назад он не мог себе даже представить, что ему вечером позвонит молодой цыганёнок и предложит купить магнитолу, которую пять минут назад выдрал из его же машины.

Я вспомнил об этом после телесюжета из словацкого города Кошице, где жители поставили стену, чтобы отгородиться от цыганского квартала. Европа возмущается — не толерантно, мол, дискриминация, мол, не по-европейски, мол! А забрать эти шесть тысяч грязных бездельников и поселить где-нибудь поблизости от школы, в которую ходят дети толерантных европейцев — слабо? Тогда словакам и стена будет не нужна!

Когда смотришь на тот кошмар, в который цыгане превратили бывший жилой район, становится реально страшно, ведь примерно так скоро будет выглядеть вся Европа. Работать они не хотят, убирать за собой тоже, платить ни за что не собираются и интегрироваться в цивилизацию не намерены.

Рождаемость в словацкой семье стандартная — один, максимум два ребёнка, потому что их надо “поднимать” и выводить в люди, уделяя им массу времени и сил. В цыганской семье — от пяти до десяти, потому что растить их никто не собирается, — с трёх лет гонят на улицу — попрошайничать и воровать.

Словацкая мама с детства напутствует своего дитятю: вот вырастешь, будешь хорошо учиться и работать, женишься, построишь себе большой дом, купишь красивую машину и т. д. Цыганская говорит своему: вот подрастёшь, украдёшь у этого словака его машину, подсадишь его и его семью на наркотики и за долги выгонишь всех из их дома.

На даче ко мне частенько подходят молодые таджики и просят дать им какую-нибудь работу. В Болгарии на прогулках меня часто дёргают за рукав молодые цыгане и требуют денег. Как говорится — почувствуйте разницу.
Для того, чтобы вылечить какую-либо болезнь, необходимо самому больному признать, что он болен, и захотеть лечиться. А когда больной считает себя абсолютно здоровым и никаких таблеток принимать не собирается, болезнь будет только прогрессировать.

Для того, чтобы сами цыгане захотели что-то в своей жизни изменить, им необходимо поменять отношение ко всему — к прошлому, настоящему и будущему, принять европейский образ жизни и начать работать, как поступили некоторые из них (правда, сами цыгане их за своих не считают и презирают за отказ от традиционных цыганских “ценностей”). Но ведь в основной массе не хотят! Пользуются этой своей свободой от условностей цивилизации и считают, что со временем задавят численностью и переползут через любые стены. С их точки зрения, Европа большая, в ней ещё много места, где можно ничего не делать, а только жрать и гадить…

Певец Юрий Лоза
Источник: Facebook

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Работая с этим сайтом, вы даете свое согласие на использование файлов cookie сервисом Google. Узнать больше.