Как чеченцы остаются в Германии

1383950761_017202844_40300-300x168В Германии беженцам с Северного Кавказа, как правило, отказывают в убежище. Тем не менее, многим из них удается остаться в ФРГ. О том, как это происходит, рассказал в интервью DW адвокат Бернвард Остроп.

Тысячи граждан России обратились в 2013 году к властям Германии с просьбой о предоставлении политического убежища. В основном это выходцы из республик Северного Кавказа — Чечни и Дагестана. Подавляющему большинству отказывают, но многим все же удается остаться в ФРГ. О том, как это происходит, рассказал в интервью DW адвокат Бернвард Остроп (Bernward Ostrop), который оказывает юридическую помощь таким беженцам.

DW: Какими путями попадают в Германию беженцы с Северного Кавказа?

Бернвард Остроп: Существует обширная сеть контрабандистов. Как правило, беженцы покупают себе выезд, платят по нескольку тысяч долларов, чтобы попасть в Европу. Многих довозят только до Польши, где они сначала подают заявление с просьбой об убежище, а затем отправляются дальше, в Германию. Но есть и такие, которых прячут в тайнике в грузовике и везут прямо сюда. При этом контрабандисты следят за тем, чтобы беженцы не знали, каким маршрутом их везут.

— Какие причины побуждают ваших клиентов просить в Германии политическое убежище?

— Причин много. Многие говорят о пытках, которым их подвергали. Часто речь идет о людях, которые сами по себе не были политически активны, но по воле обстоятельств — будучи родственниками боевиков или знакомыми их знакомых — оказались в роли допрашиваемых. При этом мои клиенты часто говорят, что их пытали в чеченских правоохранительных органах.

— Вам приходилось участвовать в собеседованиях, которые проводят с соискателями политического убежища сотрудники Федерального ведомства по делам мигрантов и беженцев?

— Да, адвокат может присутствовать на таком собеседовании. И я стараюсь как можно чаще сопровождать моих клиентов.

— Как проходит такое собеседование? Это похоже на допрос или скорее на интервью?

— Это не допрос, как в полиции, но, тем не менее, такое собеседование — процедура очень утомительная. Сотрудники ведомства в первую очередь стараются выяснить путь следования беженца в Германию, чтобы определить, относится ли этот конкретный случай к компетенции ФРГ. Эта часть собеседования длится очень долго, так что после ответа на все вопросы у соискателя убежища уже не остается сил, чтобы подробно рассказать о своей судьбе на родине.

— А что они рассказывают о том, как оказались в Германии?

— Зачастую они действительно этого не знают. Контрабандисты строго соблюдают правила конспирации. Другое дело, если они сначала оказались в Польше, там подали заявление и оставили отпечатки пальцев. В этом случае они могут более точно описать свой путь. Иногда они едут поездом до западной границы Беларуси, а потом пешком переходят на польскую сторону.

— Если в ходе собеседования выясняется, что беженец приехал в Германию через Польшу и там уже подал заявление, его отправляют обратно?

— В таком случае начинается процедура в соответствии с регламентом «Дублин» (свод правил, в соответствии с которым определяется, какое из государств ЕС должно заниматься рассмотрением ходатайства о предоставлении статуса беженца. — Ред.). Солидарность между странами ЕС невелика. Каждая пытается переложить дело об убежище на другую.

— И как такая процедура проходит?

— Если имеются отпечатки пальцев в европейской картотеке беженцев Eurodac, тогда направляется запрос в Польшу, примет ли она этого человека обратно. Федеральное ведомство по делам мигрантов и беженцев завалено такими делами, их не успевают обрабатывать.

У меня есть клиенты, которые уже два года находятся в подвешенном состоянии и до сих пор не знают, относится ли их дело к компетенции ФРГ. Если же Польша после запроса немецких властей изъявляет готовность принять беженца, тогда у Германии есть еще шесть месяцев, чтобы передать беженца польским властям.

— Я недавно познакомился с беженцем из Чечни, который уже четыре года находится в Германии в таком подвешенном состоянии. Что будет с ним дальше?

— Если выяснится, что нет никаких причин, препятствующих выдворению, начнется процедура восстановления документов. Между ФРГ и Россией существует соглашение о реадмиссии, по которому требуется, в частности, установить личность человека. Чаще всего это происходит с помощью паспорта или другого документа, удостоверяющего личность. Получить такой документ очень трудно, этот процесс длится месяцами. Но иногда бывает достаточно, например, российских водительских прав. Такой документ Россия тоже признает для исполнения соглашения о реадмиссии.

— А каков статус у людей, ожидающих рассмотрения дела о депортации?

— Они получают временное разрешение на пребывание в Германии, пока не будут собраны все необходимые бумаги. Иногда это длится очень много времени. Дело осложняется, если у человека родились в Германии дети. Как удостоверить их личность, если в России их нет ни в одном регистре о рождении? А потом может произойти интеграция беженцев в немецкое общество де-факто. Если дети, например, начали ходить в немецкую школу, это порой может привести к тому, что вся семья в итоге получит разрешение остаться в Германии.

Источник: dw.de

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Работая с этим сайтом, вы даете свое согласие на использование файлов cookie сервисом Google. Узнать больше.